ДНПМСиТ г.Москвы

Доклады форума

Толерантность – дорога с двусторонним движением

Александр Игнатенко
Александр Игнатенко
Доктор философских наук, президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ

События последнего времени во всем мире показывают, что острейшим образом встает проблема взаимодействия, сожительства, совместной жизни людей в одном доме, в одном квартале, в одном мегаполисе, в одном государстве. При этом имеют место столкновения культурных норм, конфликт нормативных систем разного происхождения, столкновения на очень тесной площадке общего дома.

Говоря другими словами, жизнь в условиях глобализации заставляет, как минимум, контактировать, а как максимум – сотрудничать коренного жителя мегаполиса (в нашем случае это Москва) и человека, который еще вчера находился, скажем, в киргизском Оше, в афганском Гиндукуше, таджикском Бадахшане и так далее. И здесь происходит то самое столкновение нормативных систем, культурных норм.

Европейская и американская культура либерального толка содержит в себе благородный принцип уважения под лозунгом толерантности прав меньшинств – культурных, национальных, религиозных, сексуальных. Но опыт последних лет показывает, что политика мультикультурализма в Европе дает сбои не в последнюю очередь именно из-за того, что на одной тесной площадке сходятся по-разному ориентированные в культурном отношении группы.

Что касается европейцев, то они принимают мусульман в Европе с распростертыми объятиями, в духе толерантности. Эта толерантность без дискуссий о христианстве, постхристианстве в Европе восходит к евангельскому «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезанного, ни необрезанного, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». Но некоторое количество мусульман (хочу специально подчеркнуть – не все и не большинство), прибывают из стран, где о толерантности и слыхом не слыхивали, где гонения на христиан являются государственной политикой, где выступают с позиций своего рода культурного диктата или нетолерантности. Они требуют дехристианизировать европейскую культуру и обыденную жизнь.

Сторонники культурного диктата в этом случае ориентируются на установки своей религии, они ориентируются на Коран, в котором сказано: «Вы были лучшей из общин, которая выведена пред людьми. Вы приказывали одобряемое и удерживали от неодобряемого, и веровали в Аллаха. А если бы уверовали обладатели Писания (то есть христиане), было бы лучше для них. Среди них есть верующие, но большая часть – распутники».

Имеет место явный кризис односторонней толерантности. Наступили такие времена, когда наряду с защитой прав меньшинств требуется защита прав «большинств», если можно так выразиться, коренных жителей страны, региона, города, которые во многих поколениях создавали культурную среду, социальную инфраструктуру, все то, что и составляет тот или иной мегаполис, город, страну. При этом речь не идет и не может идти о какой-то отдельной конфессиональной или этнической группе, например, о только русских или только православных.

Толерантность (что бы мы под этим словом ни понимали), с которой надлежит относиться к религиозным группам, не может и не должна распространяться на экстремистские и террористические группировки религиозно-политического толка типа «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Ат-Такфир валь-Хиджра» и других организаций. Хочу обратить внимание тех, которые могут этого не знать, что эти названия не чеченские, не дагестанские. Это арабские названия, то есть это филиалы тех организаций, корень или центр которых находится отнюдь не в России. Он находится в арабском мире. Они являются орудием реализации внешнеполитических интересов некоторых государств Ближнего Востока. В первую очередь здесь нужно назвать Саудовскую Аравию и Катар. Эти организации дали о себе знать своей террористической активностью в Москве.

Проблема как раз состоит в том, что именно они и прикрываются исламом. В этом случае абсолютно не стоит относиться к ним толерантно. Но находятся люди (и в России, и за рубежом), которые утверждают, что это религиозные организации, их преследование и их запрет является антирелигиозной деятельностью Российского государства и московского правительства.

Таким образом, когда мы говорим о мигрантах, о нехристианах, то первым и главным условием их пребывания в Москве должна быть, как мне представляется, толерантность в отношении коренного населения и конфессионального большинства. Толерантность к тем культурным нормам, культурным условиям, культурной ситуации, религиозной ситуации, которые сложились в том месте, куда они прибыли. В нашем конкретном случае это следование принятым у москвичей культурным нормам, не говоря уже о законе, который един и обязателен для всех.