ДНПМСиТ г.Москвы

Доклады форума

"Сохранение святынь трёх религий и паломничества к ним: возможности межконфессионального сотрудничества"

Валерий Алексеев
Валерий Алексеев
Президент Международного общественного фонда единства православных народов

Нет нужды ещё раз повторять, насколько актуальны девиз и повестка настоящего Форума, как и чрезвычайно важно место его проведения в Москве – в одном из геополитических центров современного мира, где принимаются стратегические решения, определяющие глобальные судьбы человечества. В этой связи крайне интересно обозначить некую виртуальную, но, тем не менее, реально присутствующую в мистическом пространстве, ось по линии Москва-Иерусалим, который был и остаётся опорным ориентиром в продолжающей существовать концепции «Третьего Рима».

Иерусалим для русского мира, как грандиозная национальная идеология, безусловно, является одной из доминантных точек всего феноменального исторического, духовно-политического российского проекта, который питает необходимой энергетикой все русские ответственно мыслящие силы на протяжении, пожалуй, всего постмонгольского периода русского государства. Причём это прикроенное понимание в русской мыслящей среде гораздо раньше, чем старец Филофей Чиканос сформулировал свою знаменитую концепцию о Москве как о «Третьем Риме», последней православной державе, удерживающей мир от падения во вселенскую катастрофу. Собственно говоря, это понимание России, как единственной последней защитницы ортодоксального христианства в глобальном масштабе, сегодня очень зримо проявилось в сирийской кампании. Имея возможность 19 и 20 октября сего года в Афинах, в Греции, на большой международной конференции обменяться мнениями практически со всеми восточными патриархами, и не только православными, с кем у нашего Международного общественного фонда «Единство православных нардов» за 20 лет активной деятельности установились прочные связи, услышать в той или иной формулировке признание об исключительной роли России в спасении христиан Ближнего Востока, не только от массового истребления. Притом это важно и в исторической ретроспективе. Речь вообще велась даже о роли России в противодействии дехристианизации человечества в целом. Сегодня уже и политический класс Европы вынужден признать выдающуюся роль России в защите христианских ценностей, о чём заявил на днях министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто. Как известно, это историческое понимание значения России, русского государства, особенно остро осознается именно сегодня. Разумеется, с некоторыми уточнениями, привнесёнными многовековым процессом. В этой связи, значение для русского мира Иерусалима не только как геополитической точки на карте планеты, но и как сакрального центра трёх мировых религий со временем становится всё более важным.

Все войны, изменившие мир, в конечном итоге, велись за смыслы и ценности. Их целью было не только завоевать у врага материальные активы и потенциалы, территории, людские резервы, финансово-экономические инструменты, обеспечить военное превосходство, но, прежде всего, навязать побеждённому противнику своё понимание мира и человеческих отношений, склонить его к принятию другой картины мира и заставить его признать превосходство иных смыслов и ценностей. С течением времени борьба за смыслы и ценности и, особенно в современный период, приобрела превентивное значение. Именно победа в этой сфере практически обуславливает и последующую победу во всех других областях: военной, экономической, культурной и т.д. Но война за смыслы и ценности невозможна без религиозно-духовной компоненты. Именно она расставляет главные акценты, задаёт основные ориентиры, выступая в качестве цивилизационного базиса. Вот почему сегодня столь резко активизировались религиозные составляющие в борьбе за международное лидерство. Иерусалим в этой глобальной игре занимает важнейшее место. Он одновременно выступает и в качестве места соединения существующих религиозно-культурных цивилизаций, и в то же время как точка разлома общечеловеческих мегацивилизаций, как центр перманентной бифуркации, как один из основных нервов общепланетарного социума. Россия чрезвычайно чувствительна к этому фактору не только потому, что содержит внутри себя компоненты всех трёх мировых религий, рождённых на Святой земле, но и в силу своего геополитического положения, как сила, контролирующая мегаматерик, соединяющая важнейшие геополитические пространства современного мира. Насколько в настоящий момент Иерусалим как реальный геополитический фактор и как некая духовно-ценностная и культурная смысловая доминанта способен воздействовать на самые болевые точки современного мира? Мы знаем, насколько мощным может быть негативный потенциал этноконфессиональных конфликтных ситуаций, возникающих в Иерусалиме, и посылающий свой разрушительный заряд во все концы мира. Известно, что переживаемый ныне взрыв исламского фундаменталистского радикализма, родился в результате так называемой Интифады Аль-Аксы, которая имела начало в связи с событиями на Храмовой горе в Иерусалиме 1,5 десятка лет тому назад. Потом этот конфликт и материал использовали в своих интересах глобальные игроки, прежде всего США, сумев привлечь потенциал периферийных игроков – стран Персидского залива, а также государств Ближнего Востока и северной Африки, чтобы дестабилизировать весь мир, извлекая для себя конкретную выгоду. При этом хотел бы отметить один момент, на который почему-то не обращают должное внимание серьёзные специалисты. Радикальный исламский фундаментализм в современном обществе, при всём его сконструированном и спровоцированном чудовищном и варварском характере, содержит в себе упрямый и объективный момент: он представляет собой онтологически в глубине специфический ответ мусульманского мира на американский глобализм и в целом на западную вестернизацию как таковую.

Ислам, соединяющий в себе почти четверть современного человечества, ищет свой ответ на цивилизационный вызов западного мира и находит его, в том числе и в таких специфических, античеловеческих формах, как ИГИЛ, Ан-Нусра и т.д. Даже для уроженцев Европы, молодёжи западных стран, отрицающих стандарты вестерна, именно ислам с его быстрым и простым ответом на самые сложные вопросы бытия становится привлекательным ориентиром. И это очень опасная тенденция, которую необходимо переломить общими усилиями, иначе это приведёт к вселенской катастрофе, не виртуальной, а совершенно реальной битве цивилизаций, точкой соединения которых является Иерусалим, где и надо искать ответы на сложнейшие вопросы современности.

Христианство, как известно, никогда не мыслило себя вне парадигм сакральности Святого Града как места начала и конца времён. Именно поэтому Иерусалим несёт в себе ту запредельную христианскую полноту трансцендентной реальности, содержащей по определению внутри себя феноменальную парадоксальность, прежде всего прославление и смерти, и воскрешения. Поэтому Иерусалим – предмет вековых чаемых обладаний - становился местом катастроф и триумфов, сюда устремлялись интересы всех глобальных игроков господствующих цивилизаций, основанных на христианском учении, которое является сегодня разделённым на течения юрисдикций. Окончательно западное и восточное христианство разделились не в 1054 году в Константинополе и Риме, но институализация новых церквей произошла в результате первого и последующих крестовых походов десятилетиями позже, и произошло это из-за Иерусалима и в Иерусалиме. Не случайно, все попытки примирения внутри христианства, так или иначе, вращаются вокруг Святого Града.

Два года назад новый понтифик Папа Римский Франциск попытался активизировать контакт с Православной Церковью-сестрой, не случайно в Иерусалиме. Встреча римского понтифика с Патриархом Константинополя и Нового Рима Варфоломеем, претендующего на абсолютное лидерство в православном мире, именно поэтому и не принесла ожидаемых результатов. Формат этой очередной исторической встречи определил и её весьма скромный результат. В своё время заносчивый Царьград своевольно отобрал первенство церковной чести у Иерусалима, горделиво поставив себя на первое место в православном мире, затеяв на века перманентную борьбу и внутри ортодоксальной полноты, и во вне, прежде всего с вечным Римом, за первенство чести, которая длится до сих пор и не приносит чаемого блага. Эта изнуряющая борьба за диптих, за первенство чести не даёт позитивного результата, потому что два Рима столкнулись, пытаясь отодвинуть, вынести за скобки своих амбиций Святой Град и как политическую и социальную реальность, и как мистическую и духовную сущность. Возвращение, в прямом смысле этого значения, центра христианства в Иерусалим – актуальная задача современности, подступиться к осмыслению путей решения которой уже стало бы историческим событием.

Как сенсацию политический мир недавно воспринял инициативу французского правительства, внесённую в повестку заседания Совета Безопасности ООН, о размещении международных наблюдателей на Храмовой горе в Иерусалиме. Это предложение мыслится, как создание некого постоянного международногооргана в самой чувствительной точке Святого Града, а, следовательно, имеет своей целью изменить сложившийся status quo, который с таким трудом выстраивался государством Израиль и его союзниками, там, где находится смысловой и духовный центр иудаизма вместо Иерусалимского храма, которого в настоящий момент нет, но о воссоздании которого мечтает каждый правоверный иудей. Вне идеологии храма нет учения иудаизм и сионизма как политической доктрины, без которых невозможно существование современного Израиля. В тоже время сегодня без израильского государства уже невозможновыстроить необходимый баланс сил во всём Ближневосточном регионе, как бы кто не относился к этому государству. Если убрать пропагандистско-медийную завесу, то становится очевидным даже антагонистам Израиля, что это государство оказалось ныне одним из ключевых инструментов регулированиямеждународного климата.

Таким образом, Иерусалим есть одновременно и точка общемирового консенсуса, и в то же время место существования перманентной тревоги всего человечества, которая по странному, не объяснимому с обыденной точки рения стечению обстоятельств, не принадлежит полностью ни одному современному цивилизационному пространству, и потому ожидает своего нового прочтения. При этом библейский призыв пророка «просить мира Иерусалиму» остаётся по-прежнему актуальным.