ДНПМСиТ г.Москвы

Доклады форума

"Перспективы исламского образования в России"

Диляра Солодовник
Диляра Солодовник
Заместитель директора по международным связям Института стран Азии и Африки Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, к. и. н.

В связи с новыми геополитическими реалиями, которые озвучил совсем недавно наш Президент Владимир Владимирович Путин на открытии соборной Мечети. Тогда, когда горит Ближний Восток, когда ситуация по сохранению единства страны стоит очень серьёзно, когда практически экстремистские силы угрожают целостности нашей страны, и всё это делается под лозунгами ислама, вот Александр Александрович и многие здесь присутствующие сказали удивительную фразу о том, что самое большое преступление, которое может быть перед человечеством – это когда используют лозунги религии во имя разрушения.

Невозможно без упорядоченной системы мусульманского религиозного образования сохранить единство страны. Одним из важных компонентов этой системы является мусульманское образовательное пространство. Ещё в 2002 году дано было поручение Президента Российской Федерации, в котором отмечалось, что продолжающиеся проявления религиозного экстремизма в стране требуют принятия дополнительных мер по повышению уровня взаимодействия государства с религиозными объединениями. В связи с эти подчёркивалась необходимость в первоочередном порядке разработать комплекс мер по оказанию организационной, материальной и методической помощи в развитии сферы религиозного образования, прежде всего, мусульманского. На основании этого документа Министерством образования и науки 15 ноября 2005 года была утверждена «Комплексная программа содействия развитию сферы религиозного, прежде всего, мусульманского образования на 2005-2015гг.», сейчас эта программа продлевается.

Я вам хочу сказать, что тогда, ещё в 2007г., был осуществлён план мероприятий, подготовленных к плану мероприятий в подготовке специалистов. Мы уже в 2005 году по указу Президента Российской Федерации В.В.Путина в Институт стран Азии и Африки направили несколько очень талантливых учащихся именно для того, чтобы мы, Институт стран Азии и Африки, подготовили кадры для высшего исламского образования. Я сейчас хочу сказать, что у нас были эти выпускники, и одним из выпускников нашего бакалавриата и магистратуры стал Артур Сулейманов, который сейчас ректор Российского исламского университета в Башкирии, в Уфе. Неделю назад у нас была научно-практическая конференция, где мы тоже выступали. В данном случае я хочу сказать, что Московский государственный университет вступил в реализацию этого комплекса мер подготовки специалистов с углублённым знанием истории и культуры ислама, достаточно недавно вот так вот системно, это вот только полтора года. Тот мониторинг, который наша группа провела, во главе с академиком Виктором Антоновичем, собственно Виктор Антонович как человек очень серьёзный, как человек политический, человек ответственный очень, он серьёзно понимает, какая роль сейчас возлагается на Московский государственный университет в плане развития исламского образования.

Дело в том, что направление теологии (учебно-методическое объединение «Теология») создавалось с 2001 года в рамках работы учебно-методического совета Исторического факультета МГУ, и возглавляет его наш декан Карпов. В данном случае именно на этом учебно-методическом объединении «Теология» в нашем Московском государственном университете были созданы так называемые образовательные стандарты федерального значения, как по православию, так и по исламской теологии, так и, кстати, есть шаблон по буддийской теологии, есть шаблон по иудаизму. Но в данном случае мы говорим об исламской теологии. Тот мониторинг, который мы провели, показывает, что учебно-методическое объединение по развитию православного образования, оно действует очень серьёзно и правильно. И, я бы сказала так, комплексно, потому что на базе этого учебно-методического объединения по теологии был создан не только образовательный стандарт, государственный стандарт высших православных учреждений, но также и средних, и системы дополнительного образования. К сожалению, стандарт по исламской теологии не был создан совместно с российскими ведущими исламоведами, которые собственно сосредоточены в другом учебно-методическом объединении, которое возглавляет наш Институт стран Азии и Африки уже более 20 лет. Тогда, когда мы проводили серьёзный мониторинг высших учебных образовательных учреждений исламских, то выяснилось, что только два высших исламских вуза работают по направлению «Теологи» - это Казанский российский исламский институт и Московский исламский институт. Сейчас, я думаю, что очень много делается и на Северном Кавказе. Пятигорский лингвистический университет тоже очень много делает для высшего мусульманского образования в Кабардино-Балкарии, в Дагестане, в Чечне. Сейчас уважаемый Талгат Талгатович Таджуддин тоже очень много говорил на конференции, что разрабатывали планы совместной деятельности по поводу арабосоставляющего компонента, светского арабосоставляющего компонента в развитии исламского образования в их российском исламском университете, где опять же, я так была горда, что ректором стал наш выпускник. Это замечательно! Вот это, собственно, и идёт та конвергенция – соединение светского и духовного исламского образования на примере. Сегодня, мы как знаем, исламское образование находится на этапе становления, и оно отличается сейчас достаточной хаотичностью, существуя в формах многочисленных локальных учебных учреждений, которые лицензируются региональными органами власти и зачастую, к сожалению, не имеют в наличии рекомендованных образовательных программ федерального уровня. Вот как это понимает ректор Московского государственного университета и дирекция Института стран Азии и Африки: главная задача состоит в том, чтобы структурировать эту многоуровневую систему исламского образования, его высшего и среднего звена, и привести к единым федеральным образовательным стандартам. Это реально можно сделать. Многие, конечно, думают, что это, собственно, не очень осуществимо постольку, поскольку у нас страна огромная и существует несколько богословских школ: ханафитского толка, шафиитского толка и другие. Но всё равно эту работу надо делать, постольку, поскольку все мы живём в одной стране и собственно этот дом – Российская Федерация – единый дом, и он нам очень нужен. Мы абсолютно точно можем это создать через совместную реализацию программы по направлению «Теология».

Надо сказать, что в 2015 году «Теология» была включена в номенклатуру специальностей высшей аттестационной комиссии, как уже говорилось, при Министерстве образования и науки, по которой будет возможно присуждение учёных степеней.

Я уже говорила о том, что этот стандарт, который, к сожалению, разрабатывался для исламского модуля, он не был подкреплен специалистами-востоковедами из другого учебно-методического объединения. Сейчас разработка по стандартизации исламского образования на федеральном уровне должна осуществляться в непосредственном контакте с учредителями негосударственных исламских образовательных учреждений, то есть с централизованными исламскими религиозными организациями. С 2007 года, с момента утверждения Комплексной программы по содействию развития мусульманского образования академическими исламскими вузами уже создана учебно-методическая база для многоуровневой системы исламского отечественного образования: значительное количество программ, учебно-методических комплексов, учебных пособий и хрестоматий. Необходимо, видимо, систематизировать эту базу для совместной реализации главной государственной задачи – это стандартизация многоуровнего исламского образования на федеральном уровне с учётом специфики его развития в различных регионах Российской Федерации. Эту совместную задачу вполне реально осуществить. Ведь, несмотря на очень большие скептические, так сказать, оценки, которые мы слышим, поскольку высших исламских образовательных учреждений по всей стране не так много, их максимум 15, а учебных учреждений среднего звена на всей территории Российской Федерации от 80 до 90, поэтому совместная с российскими исламоведами серьёзная доработка федерального государственного образовательного стандарта «Исламская теология» могла бы заключаться в создании различных профилей высшего исламского образования с учётом региональной и национальной специфики, а также превалирующей в том или ином субъекте Российской Федерации богословской мусульманской школы: ханафитской, шафиитской, при необходимости возможен учёт и других школ.

Я хочу сказать, что эта широкая вариативность, это множество нефиксированных параметров государственного образовательного стандарта «Исламская теология» вполне позволяет сделать конкретизацию образовательных программ для разных профилей подготовки и для разных правовых школ внутри одной религии. Поэтому системными механизмами, как видит Московский государственный университет - в данном случае Виктор Антонович, на базе которого существует две образовательных площадки федерального уровня это «Теология» и «Востоковедение и африканистика». Главная задача – необходимо, чтобы исламское образование интегрировалось в общее российское образовательное пространство. В заключение мне хотелось бы сказать замечательные слова из наших общих духовных книг Корана, Библии, Талмуда, что суть жизни в духовном единении людей через изменение себя к лучшему.