ДНПМСиТ г.Москвы

Доклады форума

Европейская дехристианизация в антитезе идентичностей России и Европы

Рамиль Хайрутдинов
Рамиль Хайрутдинов
Директор Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) Федерального университета

Осмысление современной религиозной ситуации в стране, сопоставление идентичности России и Европы носит кросс-культурный характер. И поэтому предполагает использование 2 методологических подходов: историко-генетического и компаративного, в сопряжении со структурно-функциональным анализом. Европейская дехристианизация уходит своими корнями в секуляризацию, как в переход от общества, регулируемого религиозной традицией к другой, светской модели устройства на основе рациональных норм. Это во многом связано с реформацией в Западной и Центральной Европе в 16-18 веков, и согласно теории секуляризации, понижение религиозности в Европе является аномалией, вызванной необычными социокультурными факторами. Однако есть все основания полагать, что сдвиги религиозного сознания в Европе – это магистраль ее эволюции, а не какая-то девиация. В современных условиях различные течения – лаицизм, агностицизм и другие древа теологии либерального типа, а так же такие деструктивные культы, как нью-эйдж, не только подпитываются в среде населения западных стран настроения цинизма и нигилизма, но и по факту становятся основой политических и судебных практик. В результате религия вытесняется из публичного пространства, государство отступает со своего христианского самосознания. И неслучайно президент России неоднократно подчеркивал, что многие Евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Демонтаж христианского фундамента Европейской цивилизации ведет не только к депопуляции и морализму, но и вызывает глубокий кризис идентичности. Утрата нравственной идентичности сопрягается с дисквалификацией идеи прогресса и его ядра, европоцентризма. Тоска по утраченному «Золотому веку» усиливает кризис культурно-исторического самосознания. И, на мой взгляд, весьма важным для оценки состояния в религиозной сфере в Европе является соотнесение европейского исторического маршрута с путями развития российского общества. В Западном ареале укоренен «фаустовский тип» человека, который стремиться к истине и ее практичному применению. Но этот человек оказался весьма уязвим перед кризисом христианских оснований культуры. Неконтролируемое развитие производства в ущерб природе, возрастающая власть техники и машин оборачивается деморализацией общества, подрыва его нравственных устоев, снижением ценностей и значимости человеческой личности. Вклад в процесс дехристианизации вносит и революционные теории, которым свойственна языческая космогония с ее центральным образом цикличности возрождения через хаос. Выступая за социальную селекцию, революционный центризм с неизбежностью предполагает посягательство на базовые ценности европейской христианской цивилизации. В России сложился православный мессианский тип, который четко различает добро и зло, а земные блага не возводит в ранг священных принципов. У обостренного правдолюбия есть и оборотная сторона: если такой человек усомнился в идеале, то способен быстро пройти путь от терпимости и покорности к бунту. Но, тем не менее, в российском сообществе отмеченного расколом культуры и социальных отношений, религиозных войн никогда не было, конфликта на религиозной почве. Религиозные ценности являются первоосновой идентификации личности и интеграции с социумом. Принципиальное значение имел выбор в пользу православия князя Владимира, что предопределило общекультурную ценностную основу славянских народов Востока Европы. Христианство явилось мощной духовной объединяющей силой, которая позволила включить в формирование единой российской нации и образованию общей государственности разные культурные племена всего обширного восточнославянского мира. Но историческую устойчивость российской цивилизации обеспечила не только православная религиозная опора, но и взаимодействие православия и ислама, двух доминирующих вероисповеданий российской культуры. Только славянские контакты стали частным проявлением на российской почве более широкого феномена – межцивилизационного христиано-мусульманского взаимодействия и создания многонационального и мультирелигиозного государства. Краеугольным камнем черт русского и других сопредельных этносов явилось укоренение в сознании народов нашей страны традиционных ценностей. Это позволяет руководству России обозначить наши приоритеты, в том числе, и консолидацию общества на основе традиционных ценностей и патриотизма. Следование этим ценностям неотделимо от защиты нравственных и религиозных устоев жизни. Именно в этом формате открываются возможности для преодоления или смягчения конфликта идентичности, поскольку все религии едины в своих внутренних принципах и нацелены на идеал ненасилия, являющийся подлинным смыслом и конкретизацией золотого правила нравственности. Поскольку в современных условиях вопрос о кризисе идентичности приобретает особую остроту. Представляет немалый интерес опыт Республики Татарстан, которая является замечательным примером сбалансированного развития в условиях исламо-христианского пограничья. В Республике Татарстан проводится уникальный эксперимент по конструированию позитивной исторической памяти русского и татарского населения на основе признания их культурного и религиозного наследия. Такими проектами являются развитие духовных ценностей в Свияжске, развитие других объектов культурного наследия. Сегодня политика памяти наследия православия и мусульманства явственно выходит на общероссийский уровень. Так, руководство Российской Федерации поддержало проект создания Булгарской Исламской Академии и считается вопрос о возрождении знаменитой Казанской Духовной Академии. В заключении мне хотелось бы сказать, что только усилиями ученых, религиозного сообщества, общества в целом мы можем с вами прийти к осознанию своего исключительного пути.